ВКПБ ВКПБ

11.04.2022, 13:09

Мощные крепости-города во Вторую мировую войну не спасали гарнизоны от поражения: наступающие концентрировали всю мощь и брали укрепления. Именно так в конце Великой Отечественной войны в Европе действовала Красная армия, чья боеспособность серьезно возросла к концу войны. Это позволило РККА в кратчайшие сроки и с небольшими потерями овладеть столицей Восточной Пруссии — Кёнигсбергом, считавшимся крепким орешком.

Немецкое командование заблаговременно подготовило Восточную Пруссию к обороне, создав ряд полос и укрепленных районов на глубину до 200 километров. Города были превращены в мощные узлы сопротивления. Административный центр края — Кёнигсберг — был защищен тремя оборонительными поясами. Первый был в пяти-восьми километрах от города и состоял из 15 кирпичных фортов, построенных в ХIХ веке, толщина которых составляла от одного до трех метров. Гарнизон каждого форта насчитывал не менее 150 человек при 12-15 орудиях.

Между фортами были выкопаны траншеи, установлена колючая проволока и минные поля. Второй пояс проходил по окраинам Кенигсберга и представлял собой ряд каменных зданий, превращенных в долговременные огневые точки, на улицах были возведены баррикады. Третье кольцо располагалось в центре и состояло из девяти башен, бастионов и равелинов, построенных в ХVII веке и обновленных в ХIХ веке.

 

В самой глубине высился массивный Кенигсбергский замок, заложенный в ХIII веке на холме у слияния двух рукавов реки Прегель и достроенный в основном в Средние века. Подступы к Кенигсбергу прикрывали с юга, юго-востока и востока три укрепрайона: Хейльсбергский, Летценский и «Ильменхорст». 28 января комендантом гарнизона города-крепости был назначен генерал Отто Ляш.

При штурме Кёнигсберга был учтен опыт городских боев, в том числе в Сталинграде и Будапеште, созданы 26 штурмовых отрядов и 104 штурмовые группы, которые должны были действовать самостоятельно, в отрыве от основных сил. Тренировка войск проходила в том числе и на специальном макете или ящике с песком, где был скрупулезно воссоздан тот или иной участок предстоящего наступления.

Отмечалось, что при отсутствии стрельбы со стороны противника впереди по улице должен двигаться танк или самоходка. Его, прижимаясь к стенам домов, сопровождает пехота, а сзади идут артиллеристы. В дивизиях на специальных учебных полях отрабатывались действия по взятию фортов. Рубежи атаки оборудовались на расстоянии не далее 150-200 метров от немецких позиций для того, чтобы быстрее преодолеть нейтральную полосу. При этом на открытых участках траншеи копались ночью, чтобы не привлекать внимание врага. 29 марта войска 3-го Белорусского фронта завершили разгром Хейльсбергской группировки вермахта, в качестве трофеев взято более 600 танков и штурмовых оружий, более пяти тысяч пушек и минометов. Теперь можно было сосредоточиться на штурме Кенигсберга, к которому привлекались несколько общевойсковых и воздушных армий, в числе которых и 18-я дальнебомбардировочная.

Все было готово, но подвела погода: дожди с мокрым снегом и туманы исключали не только применение авиации, но и сильно затрудняли управление огнем артиллерии. В таких условиях Василевский не хотел начинать наступление, понимая, что без поддержки с воздуха советские наземные войска, не имеющие преимущества в живой силе, завязнут в городских боях и понесут тяжелые потери.

2 апреля 1945 года по укреплениям Кенигсберга ударила легкая полевая артиллерия, чьей задачей было сбить растительное и земляное покрытие с фортов и дотов. При этом артиллерийские наблюдатели по звуку и пламени определяли прочность и наличие бетона в боевом покрытии сооружений. После огневой разведки в дело вступила артиллерия большой и особой мощности, трое суток разрушая фортификационные постройки крепости. Утром 6 апреля дождя не было, но над городом висели тяжелые свинцовые тучи. Несмотря на сложную погоду, в воздух поднялись соединения воздушных армий, удары которых усилили эффект артиллерийской подготовки. Сражение за город распалось на сотни отдельных очагов.

7 апреля окончательно установилась ясная погода, и советская авиация безраздельно господствовала над полем боя. Успешнее всего в этот день действовала 11-я гвардейская армия, корпуса которой взяли с юга все узлы обороны на подступах к центру и вышли к третьему рубежу сопротивления немцев. 39-я армия севернее Кёнигсберга отразила ряд яростных атак со стороны 5-й германской танковой армии, которая пыталась прийти на помощь защитникам города. При этом отмечалось, что надо изменить порядок стрельбы прямой наводкой, делая первые выстрелы по верхним этажам и чердакам, где располагаются наблюдатели, снайперы и командный состав противника. А уже после этого следует бить по зданиям и опорным пунктам сверху вниз, вплоть до подвальных и полуподвальных этажей.

За форты, которые прикрывали шоссейные или железнодорожные дороги, шли ожесточенные бои. Для бомбардировочной авиации эти укрепления были слишком небольшой целью, полевые пушки не могли пробить мощные стены. Они были по зубам только артиллерии особо большой мощности, в том числе орудиям калибров 203, 280 и 305 миллиметров. Но даже после обстрелов сверхтяжелыми калибрами нередко требовалась помощь саперов, которые взрывали в стенах проходы для своей пехоты и бронетехники.

Одним из первых пал форт № 8 («Король Фридрих I»), чей гарнизон в результате короткого, но интенсивного боя сдался 7 апреля после артиллерийского обстрела и применения огнеметов. Форт № 5 («Король Фридрих Вильгельм III») в ходе трехдневной артподготовки перед штурмом получил около 90 попаданий, но сохранил боеспособность защитников. 6 апреля бойцы штурмового отряда водрузили на одном из казематов красное знамя, однако к осаде сооружения пришлось подключиться батальонам двух стрелковых полков.

Успеха удалось достичь утром 8 апреля, когда штурмовая группа старшего лейтенанта Романа Бабушкина форсировала водный канал и через созданный саперами пролом в стене проникла внутрь, завязав ожесточенный бой. В итоге более 40 немецких солдат и офицеров было убито, более 250 сдалось в плен.          

Форт № 6 («Королева Луиза») капитулировал 8 апреля после того, как самоходная батарея старшего лейтенанта Александра Космодемьянского (младший брат Зои Космодемьянской) преодолела минное поле и, подойдя к стенам укрепления, в упор начала бить по казематам.

Вечером 8 апреля Василевский предложил гарнизону Кенигсберга во избежание напрасных жертв сдаться, дав до утра время на раздумье. Предложение было передано через репродукторы и сопровождалось исполнением старых немецких маршей.

Генерал Ляш попросил вышестоящее руководство разрешить ему бросить гарнизон крепости на прорыв в западном направлении, но получил отказ: Кенигсберг считался крепостью, которую следовало удерживать до конца. Одобрили лишь попытку небольшими отрядами прорваться к войскам Земландской группы. Навстречу должна была ударить 5-я танковая армия вермахта. Предпринятая в ночь на 9 апреля попытка выбраться из города — провалилась: встретив сильное сопротивление, немецкие части рассеялись. Генералу Ляшу стало понятно, что он вместе со своими солдатами и горожанами брошен командованием на произвол судьбы. При этом с оперативной точки зрения оборона Кенигсберга уже не имела смысла: Красная армия в тот момент находилась далеко на западе.

Комендант крепости через немецкого подполковника Кервина установил связь с командованием 3-го Белорусского фронта. Поздно вечером 9 апреля на командный пункт Ляша, располагавшийся в бомбоубежище на Парадной площади, прибыл Кервин с группой советских офицеров. Они и приняли капитуляцию немецких войск.

Подводя итоги Кенигсбергской операции, Василевский писал: В городе и пригородах советскими войсками было захвачено около 92 тысяч пленных (в том числе 1800 офицеров и генералов), свыше 3,5 тысяч орудий и минометов, около 130 самолетов и 90 танков, множество автомашин, тягачей и тракторов, большое количество различных складов со всевозможным имуществом.

Медаль «За взятие Кенигсберга» стала единственной советской наградой Великой Отечественной, кавалеры которой удостоились ее не за взятие вражеской европейской столицы, а за штурм города-крепости.

С.В.Христенко