ВКПБ ВКПБ

30.06.2024, 16:37

80 ЛЕТ НАЗАД

ЛЕТОМ 1944 г. БЫЛА ПОЛНОСТЬЮ ОСВОБОЖДЕНА БЕЛОРУССКАЯ ССР, А ТАКЖЕ 

ЗНАЧИТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ ЛИТОВСКОЙ ССР И ПОЛЬШИ И ЧАСТЬ ЛАТВИЙСКОЙ ССР

(ПЯТЫЙ СТАЛИНСКИЙ УДАР)

Рис.1 Белорусская наступательная операция 1944 г.

1. ИЗ ДОКЛАДА И.В. СТАЛИНА НА ТОРЖЕСТВЕННОМ ЗАСЕДАНИИ МОСКОВСКОГО СОВЕТА ДЕПУТАТОВ ТРУДЯЩИХСЯ С ПАРТИЙНЫМИ И ОБЩЕСТВЕННЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ г МОСКВЫ 6 НОЯБРЯ 1944 г.

(см. И. Сталин «О Великой Отечественной войне Советского союза», М. Государственное издательство политической литературы, 1946, с.154) 

«Решающие успехи Красной армии в этом году и изгнание немцев из пределов советской земли были предрешены рядом сокрушительных ударов наших войск по немецким войскам, начатых ещё в январе этого года и развёрнутых затем в течение всего отчётного года…

Пятый удар был нанесён немцам в июне-июле этого года, когда Красная Армия наголову разбила немецкие войска под Витебском, Бобруйском, Могилёвом и завершила свой удар окружением 30 немецких дивизий под Минском. В результате этого удара наши войска: а) полностью освободили Белорусскую советскую республику; б) вышли на Вислу и освободили значительную часть союзной нам Польши; в) вышли на Неман и освободили большую часть Литовской советской республики; г) форсировали Неман и подошли к границам Германии.

2. КАК ЭТО БЫЛО

К июню 1944 г. соотношение сил на советско- германском фронте характеризовалось устойчивым превосходством сил Красной Армии перед войсками фашистского блока. Советские вооружённые силы превосходили войска фашистского блока по численности личного состав в 1,7 раза, по количеству орудий и миномётов в 1,8 раза, по самолётам – в 4,9 раза, по танкам и самоходным (штурмовым) орудиям в 1.6 раза. Начиная с января войска фашистского блока потерпели поражение под Ленинградом, на правобережной Украине, под Одессой и в Крыму.

Основные цели военных действий Вооружённых Сил СССР на вторую половину 1944 г. были сформулированы в первомайском приказе Верховного Главнокомандующего. Они состояли в том, чтобы очистить от фашистских захватчиков всю территорию страны «и восстановить государственные границы Советского Союза по всей линии..,вызволить из немецкой неволи наших братьев поляков. чехословаков и другие союзные с нами народы Западной Европы, находящиеся под пятой гитлеровской Германии. Эти цели были положены в основу планирования летнего наступления. Главный удар намечался в центре фронта ‒ на западном направлении. Его основной составной частью была Белорусская наступательная операция под кодовым названием «Багратион», которая была проведена Вооружёнными Силами СССР в интервале времени с 23 июня по 29 августа 1944 г. (см. рис.1). Это была тщательно спланированная и скоординированная операция четырёх фронтов. Замысел операции состоял в том, чтобы в максимальной степени использовать охватывающее положение советских войск относительно гитлеровской группы армий «Центр» и примыкающих к ней с флангов войск групп армий «Север» и «Северная Украина» для того, чтобы разгромить группировки врага, расположенные на флангах группы «Центр», в районе Витебска и Бобруйска, путём их окружения и уничтожения. Также нанести поражение оршанской и могилёвской группировкам и вынудить их к отходу. Далее нанести удары по сходящимся направлениям на Минск с целью окружения и уничтожения основных сил врага восточнее Минска.

Затем наступление должно было быть продолжено по направлению к границам Польши и Восточной Пруссии. Фронт наступления составлял до 1000 км. по фронту и глубина операции определялась в до 600 км.

Подготовка этой операции осуществлялась под руководством Государственного Комитета Обороны и Ставки Верховного Главнокомандования, руководимых Верховным главнокомандующим И.В. Сталиным. Непосредственная подготовка плана операции осуществлялась генштабом Красной Армии, с участием генерала армии А.И. Антонова (кстати, уроженца Белоруссии), а также штабами задействованных фронтов.

План был представлен в Ставку 20 мая 1944г., детально обсуждён на совещании в Ставке 22-23 мая 1944 г. и после внесения в него необходимых изменений и дополнений 25 мая утверждён,. а 31 мая командующие фронтами получили директивы Ставки, в которых по каждому фронту ставились конкретные задачи. Первоначально задачи фронтов были конкретизированы на глубину 7—160 км. В дальнейшем, по мере развития событий, задачи фронтов уточнялись с учётом обстановки. В операции были задействованы 4 фронта; 1-й Прибалтийский (командующий генерал армии Баграмян Иван Христофорович), 3-й Белорусский (командующий – генерал-полковник Черняховский Иван Данилович), 2-й Белорусский (командующий – генерал- полковник Захаров Георгий Фёдорович) и 1-й Белорусский (командующий – генерал армии Рокоссовский Константин Константинович), а также авиация дальнего действия и Днепровская военная флотилия. Координация действий 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов была возложена на представителя Ставки ВГК Маршала Советского Союза Василевского Александра Михайловича, а 2-го и 1-го Белорусских фронтов – на Маршала Советского Союза Жукова Георгия Константиновича.

На всех 4-х фронтах началась напряжённая работа по подготовке операции. Принят комплекс мер по повышению боеспособности объединений, соединений, частей и подразделений. Была поставлена задача ‒ научить всех: от командующих армиями до рядовых бойцов умело действовать в предстоящих боях.

В этом плане автору этих строк вспоминается, что рассказывал в конце 50-х годов прошлого столетия подполковник Василий Петрович Стрелков, которому в 1944 г. довелось служить в штабе 3-го Белорусского фронта. В блиндаже Черняховского был оборудован макет обороны противника на предполагавшуюся глубину операции. На этом макете и проводилась отработка операции Черняховским с привлечением подчинённых. Рассматривались различные варианты. Например, даётся вводная: противник наносит контрудар вдоль шоссе Минск-Москва силами до 2-х танковых дивизий. При этом Черняховский не уставал повторять: «Думайте сейчас, тогда думать будет некогда».

К началу операции проводился массовый подвоз пополнения, техники, боеприпасов и ГСМ. В частности, для проведения операции планировалось обеспечить каждую единицу артиллерийской техники 4-5 боекомлектами. Только за период с 1 по 23 июня 1944 г. фронтам было подано свыше 75 тыс. вагонов с войсками, техникой, боеприпасами и другими грузами.

Был проведён комплекс мероприятий, целью которых было создать у противника мнение, что главный удар Красной Армии будет нанесён южнее Ковеля, а наступательные действия в Белоруссии будут носить исключительно отвлекающий характер. 29 мая Ставка направила фронтам специальную директиву, где подчёркивалась необходимость обеспечения скрытности перегруппировок, смены войск и вообще всех мероприятий по подготовке наступления. Принятые меры оказались успешными настолько, что даже разведку боем, предпринятую 22 июня на ряде участков от 1-го Прибалтийского до 2-го Белорусского фронтов гитлеровцы приняли за неудачно начавшееся и в основном успешно отражённое ими наступление советских войск. А это в немалой степени способствовало в дальнейшем успешному развитию операции.

В плане операции также предусматривались активные действия белорусских партизан во вражеском тылу и их взаимодействие с действующей армией. Конкретный план такого взаимодействия был разработан Белорусским Штабом Партизанского Движения и в конце мая 1944 г. согласован с командованием фронтов, задействованных в операции. Согласно этого плана, партизаны должны были усилить удары по коммуникациям и путям отступления противника, противодействовать организованному его отходу и перегруппировкам, оказывать помощь наступающим частям Красной Армии в форсировании водных преград, захвате и удержании до подхода армейских частей выгодных рубежей, плацдармов, опорных пунктов и других военных объектов противника.

Достаточно детально, насколько это возможно вообще, была проведена разведка противостоящей группировки противника. Линия фронта проходила по линии: восточнее Полоцка, Витебска, Орши, Могилёва, Жлобина, западнее Мозыря и далее вдоль по реке Припять к Ковелю, образуя огромный выступ, обращённый своей вершиной на восток. На этом рубеже оборонялись гитлеровские войска группы армий «Центр под командованием генерал- фельдмаршала Э. Буша. В неё входили 3-я танковая, 4-я, 9-я и 2-я полевые армии, которые поддерживала авиация 6-го и частично 1 и 4 воздушных флотов. На севере к ней примыкали войска 16-й армии группы армий «Север», на юге ‒ 4-й танковой армии группы армий «Северная Украина». В неё входили 63 дивизии и 3 пехотные бригады, насчитывавшие более 1200 тыс личного состава, 9500 орудий и миномётов, 900 танков и штурмовых орудий, порядка 1300 самолётов.

На территории Белоруссии гитлеровцы создали мощную глубокую (до 270 км глубиной) линию обороны под названием «Фатерланд». Специальным приказом Гитлера города Витебск, Орша, Могилёв, Бобруйск, Борисов, Минск объявлялись крепостями, командование которых давало письменные обязательства фюреру удерживать их до последнего солдата.

Для разгрома такого противника в состав фронтов, помимо текущего пополнения людьми и техникой, были переданы 3 общевойсковые и 2 танковые армии (2-я и 5-я), 7 отдельных танковых, механизированных, кавалерийских и 6 авиационных корпусов, 52 стрелковые и кавалерийские дивизии). Кроме этого фронты получили целый ряд отдельных танковых и самоходно-артиллерийских полков и бригад, артиллерийских, миномётных инженерных соединений и частей.  Ставкой было переброшено в свой резерв для действий в Белоруссии 2 общевойсковые армии, высвободившиеся после освобождения Крыма. В районе Чернигова – Киева было сосредоточено 8 корпусов авиации дальнего действия, для ударов по врагу также и в Белоруссии. а в левое крыло прибывала также 1-я польская армия.

Активно использовались также АДД и днепровская военная флотилия. На территории п Белоруссии и Литвы продолжали борьбу 150 тыс. партизан.

Всего, по данным различных источников, в ходе операции «Багратион», было задействовано до 2,4 миллиона человек личного состава, от 31 до 36 тысяч орудий и миномётов, от 5200 до 5800 танков и от 5200 до 5800 самолётов.

Перед началом операции командованиями фронтов и армий было предусмотрено массирование сил и средств на главных направлениях. На участках прорыва на 1 км фронта сосредоточивалось до 150-204 орудий и миномётов, 12-20 танков непосредственной поддержки пехоты. Продолжительность артподготовки предусматривалась от 2 часов до 2 часов 20 минут. Поддержка атаки пехоты и танков на 1 Прибалтийском и 3-м Белорусском фронтах обеспечивалась одинарным огневым валом, а на 1 и 2 Белорусских фронтах, впервые в ВОВ, двойным огневым валом на глубину до 1,5 – 2 км.

На участках прорыва планировалось в ночь перед наступлением провести мощную предварительную авиационную подготовку, совершив более 2,7 тыс. самолётовылетов. На южном участке прорыва 3-го Белорусского фронта предусматривалась также непосредственная авиационная подготовка. Для нанесения массированного удара привлекалось около 500 бомбардировщиков Пе –2. Предусматривалось также широкое использование авиации фронтов для поддержки вводимых в действие подвижных групп и их действий в глубине.

В войсках проводилась активная партполитработа (см.рис.2)

 

Рис. 2. Партийное собрание в подразделении перед началом наступления 

Главным содержанием партполитработы было:

- разъяснение военнослужащим их долга в освобождении Белоруссии,

- конкретным задачам каждого из воинов в предстоящей операции,

- воспитание личного состава в духе братской дружбы народов СССР, славных боевых традиций Советских Вооружённых Сил и ненависти к врагу. Так, в государственной и армейской печати, а также в листовках публиковались сообщения о зверствах фашистов, массовом уничтожении ими советских людей с тем, чтобы об этом знал каждый воин.

В задачу устной и печатной пропаганды входила пропаганда передового боевого опыта, особенно действий в условиях предстоящей операции, в частности, в условиях лесисто- болотистой местности, при преодолении водных преград, в борьбе в условиях городов и опорных пунктов врага, ведения боя в траншеях и т.п. Большая работа проводилась с молодым пополнением, не имевшим боевого опыта.

Во фронтах, участвовавших в операции, было около 15,5 тысяч первичных партийных организаций, которые имели в своих рядах более 26 процентов личного состава. Только в июне 1944г. на всех 4-х фронтах было принято в члены партии 19257 и в кандидаты партии 21443 человека.

Непосредственно перед началом операции личный состав частей и соединений был ознакомлен с обращениями военных советов соответствующих фронтов и армий к красноармейцам, сержантам и офицерам, где говорилось о страданиях населения Советской Белоруссии в условиях гитлеровской оккупации а также содержались призывы беспощадно мстить фашистам за страдания наших людей и с честью выполнить поставленную задачу по участию в полном очищении Советской земли от захватчиков. С аналогичными обращением к войскам выступили также Правительство БССР И ЦК Компартии Белоруссии. В последний день перед началом операции в войсках были проведены митинги, собрания, беседы, в ходе которых советские воины давали клятву разгромить врага и освободить Советскую Белоруссию.

Впоследствии, по мере того, как в ходе развития операции советские войска должны были вступить на польскую землю, в партийно-политической работе большое внимание уделялось разъяснению личному составу освободительной интернациональной миссии Советских Вооружённых сил.

Началу наступления предшествовала операция «рельсовой войны», план которой был разработан Белорусским штабом партизанского движения и утверждён ЦК Компартии Белоруссии 7 июня 1944 г. Операция началась в ночь на 20 июня, в течение которой на оккупированной территории республики было подорвано 40775 рельс. До 29 июня всего было подорвано 61 тыс. рельс, 8 железнодорожных мостов и уничтожено 5700 метров телефонно- телеграфной связи.

По-видимому, наилучшей оценкой результатов этой операции может служить признание бывшего офицера оперативного штаба группы армий «Центр» Гакенгольца в книге «Решающие сражения второй мировой войны». Он так написал: «Начало разгрома группы армий «Центр» было положено действиями … партизан Белоруссии, которые за одну ночь (с 19 на 20 июня 1944 г) взорвали все железные дороги в 10 тысячах мест и парализовали транспортную систему».

Красноречиво признание, которое не нуждается в комментариях. И как лживо выглядит на этом фоне утверждение гитлеровской пособницы поэтессы Ларисы Гениюш в стихотворении «Партызаны», что «iм за рэйкi (рельсы) дык душа балела, не балела толькi за народ».

Утром 23 июня 1944 г. войска 1-го Прибалтийского, 3-го и 2-го Белорусского фронтов перешли в наступление на Витебском, Оршанском и Могилёвском направлениях. 24 июня начали наступление войска 1-го Белорусского фронта на Бобруйском направлении. 25 июня была окружена витебская группировка противника в составе 5 дивизий. 26-го июня был освобождён Витебск. 27-го завершён разгром окружённой группировки.

Введённые в прорыв в районе Богушевска 5-я гвардейская танковая армия и 2- й гвардейский Тацинский танковый корпус в районе Клюковки 26 июня перерезали железную и шоссейную дороги Москва –Минск в районе Толочина, создав угрозу окружения оршанской группировки гитлеровцев, 27 июня 11-я гвардейская и 33- я армии освободили Оршу.

Во время боёв севернее Орши 24 июня у деревни Шалашино попал в плен тяжелораненный боец танкового десанта- 19 – летний Юрий Смирнов, В плену вёл себя мужественно и был замучен гитлеровцами, распят на стене блиндажа. Посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Войска 2-го Белорусского фронта (49-я и 50-я армии) форсировали реки Проню, Басю и Днепр и 28 июня штурмом овладели Могилёвом.

1-й Белорусскай фронт нанёс удары силами 3-й и 48-й армий из района Рогачёва и Жлобина в направлении Бобруйск –Осиповичи, и из района на юге от Парич (65-я, 28-я армии и конно-механизированная группа генерала Плиева) в направлениях Бобруйск – Осиповичи и Старые Дороги – Слуцк. Ими была окружена и разгромлена бобруйская группировка противника в составе 6 дивизий (см. рис. 3). 29 июня войсками 65 и и 48 армий был освобождён Бобруйск. 29 июня Гитлер заменил командующего группой армий «Центр» Буша фельдмаршалом Моделем.

Рис.3. Колонна 9-й немецкой армии, разгромленная неподалёку от Бобруйска

 А наступление советских войск продолжалось (см. рис.4)

 

         Рис.4. Танкисты и мотострелки Красной Армии в наступлении

1-й Прибалтийский фронт вёл наступление на Полоцк и Глубокое. 3-й, 2-й и 1-й Белорусские фронты – на Минск.

Рис.5. На подступах к Минску

 Войска 3-го Белорусского фронта 29 ‒ 30 июня форсировали Березину, 1 июля освободили Борисов, 2-го июля, Вилейку, Красное, перерезали железную дорогу Минск –Вильнюс. При освобождении Борисова 30 июня командир взвода средних танков Павел Рак прорвался в город через заминированный мост. После подрыва моста в течение 17 часов в отрыве от основных сил экипаж танка вёл бой в городе в ходе которого разгромил штаб немецкого полка, комендатуру, подбил 2 танка и освободил 200 военнопленных. Экипаж сгорел в танке, но не сдался. Всем членам экипажа посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Войска 1-го Белорусского фронта 30 июня освободили Слуцк, 2-го июля – Столбцы, Городею, Несвиж, перерезали железную дорогу Минск – Барановичи.

Успешному наступлению Красной Армии весьма эффективно содействовали такие действия партизанских формирований и патриотически настроенного местного населения, как обеспечение проходов через лесисто-болотистую местность, ликвидация завалов и минных заграждений, восстановление мостов, выявление и ликвидация остаточных групп противника. Так. согласно воспоминаниям А. С. Бурдейного, в то время командовавшего 2-м гвардейским Тацинским танковым корпусом, расстояние от Березины до Смолевич в результате таких действий партизан и населения корпусу удалось преодолеть всего за несколько часов.

На рассвете 3 июля 2-й гвардейский танковый корпус, части 5-й танковой армии и передовые отряды 11 гвардейской и 31 армий ворвались в Минск. В числе первых в город ворвался танк командира одного из танковых взводов 4-й гвардейской танковой бригады 2-го Тацинского корпуса мл. лейтенанта Д. Г. Фроликова, проводивший разведку боем. В ходе боя он раздавил на улицах города зенитную и противотанковую пушку, поджёг немецкую самоходную пушку, а другую подбил. За этот бой Фроликову было присвоено звание Героя Советского Союза. (он погиб впоследствии в Восточной Пруссии, его именем названы улицы в Минске и в Барановичах).

В середине дня в город вошли войска 1-го Белорусского фронта. К концу дня Минск был полностью освобождён (см. рис. 6).

                                                     

                                                        Рис. 6. Войска Красной Армии у Дома Правительства в Минске 3 июля 1944 г.

 Бойцами 673-го Минского стрелкового полка были водружены красные флаги в следующих местах города:

- над зданием железнодорожного вокзала

- у постамента памятника Ленина у Дома Правительства

- на балконе Дома Правительства,

- над зданием Дома Красной Армии,

- на здании горсовета,

- на здании Театра Оперы и Балета, а также на одном из зданий по ул. Советской. 

Рис.7. Момент водружения красного знамени на постаменте памятника В.И. Ленину у Дома Правительства БССР

            Радостными были встречи минчан с воинами-освободителями.

Рис. 8. Встреча минчан с воинами – освободителями.

         Рис. 9. Встреча минчан с воинами-освободителями. 

Минск снова стал нашим, Советским.

Рис.10. Самодельная надпись на выезде из  освобождённого Минска

На востоке от Минска оказалась окружённой 105- тысячная группировка противника в составе частей 12-го, 27-го 35 армейских 39-го и 41-го танковых корпусов 4-й и 9-й немецких армий. Ликвидация окруженной группировки была закончена 11 июля войсками 2-го и частично 3-го Белорусских фронтов.  Потери противника в котле составили 70 тыс. убитыми и 35 тыс. пленными, в т.ч. 12 генералов.

17 июля 57600 пленных, взятых в основном на территории Белоруссии были проконвоированы по улицам Москвы (более подробно см. в разделе 4 настоящего материала).  

В итоге 1-го этапа операции «Багратион», завершившегося 4 июля 1944г., были разгромлены главные силы немецкой группы армий «Центр». Образовалась большая брешь до 400 км по фронтовой линии и до 500 км в глубину, закрыть которую в короткий срок противнику было не под силу. Ставка поставила перед наступающими войсками задачу: завершить освобождение БССР, частично территорию Литовской и Латвийской ССР, выйти на государственную границу СССР, перейти её и оказать помощь польскому народу в освобождении от гитлеровской оккупации.

В ходе выполнения этой задачи советские войска 4 июля освободили      Полоцк, 5 июля – Молодечно и Сморгонь, 8 июля – Барановичи, 9 июля – Новогрудок, 10 июля – Слоним, 14 июля – Пинск и Волковыск, 16 июля – Гродно.

16 июля в Минске на ипподроме состоялся митинг трудящихся города и партизан (около 50 тыс. горожан и 30 тыс. партизан).

На нём от руководства республики выступил П.К. Пономаренко и присутствовал командующий 3-м Белорусским фронтом И.Д. Черняховский. Митинг завершился партизанским парадом.

 

                   Рис. 11. Партизанский парад в Минске 16 июля 1944 г. 

Освобождением Бреста 28 июля 1944г. завершилось изгнание гитлеровских захватчиков с территории БССР. По итогам операции «Багратион», завершившейся 29 августа, советские войска вышли к Риге, на границу с Восточной Пруссией, на Нарев и Вислу.

В результате успешного осуществления Белорусской наступательной операции «Багратион» была полностью освобождена территория республики, значительная часть Литвы часть Латвии и восточная часть Польши. Из 97 дивизий и 13 бригад противника, которые участвовали в боях на белорусской земле, 30 дивизий были полностью уничтожены, остальные потеряли до 70% личного состава и боевой техники. Потери противника только с 23 июня по 23 июля оцениваются более чем 500 тыс. убитых и взятых в плен, в т.ч. 22 генерала. Чтобы как-то заполнить образовавшуюся в своём фронте брешь, гитлеровскому командованию пришлось снять с других участков советско- германского фронта 19 дивизий и 8 бригад, а также перебросить из внутренних районов Германии и оккупированных стран Европы 14 дивизий и 5 бригад. Так что, повидимому, правильнее говорить не столько о том, насколько высадка союзников во Франции помогла осуществить операцию «Багратион», сколько о том, насколько реализация операции «Багратион» помогла союзникам осуществлять свои задачи в рамках 2-го фронта.

Всего с освобождённых территорий республики в ряды Красной Армии было призвано более 600 тысяч человек, в том числе 180 тыс. партизан, боевой опыт и закалка которых играли на фронте весьма положительную роль.

За отличия в освобождении населённых пунктов республики почётные наименования по названиям этих населённых пунктов были присвоены 537 (а с учётом рек – более 600) частям и соединениям, в том числе Минские ‒ 53.

В боях за освобождение Белоруссии только в июле – августе 1944г. орденами и медалями награждено более 402 тысяч военнослужащих 4-х фронтов. Звания Героя Советского Союза за освобождение Белоруссии, включая награждения 1943г) удостоены более 1500 военнослужащих.  26 военнослужащих получили за свои действия по освобождению Белоруссии вторую золотую звезду Героя. В том числе такие известные военные деятели, как Баграмян, Белобородов, Василевский, Плиев, Рокоссовский, Савицкий, Хрюкин, Черняховский. Командующим 2-м и 3-м Белорусскими фронтами генералам Черняховскому 26 июня, и Захарову 28 июля присвоено звание генерала армии. Командующему 1-м Белорусским фронтом Рокоссовскому 29 июня – звание Маршала Советского Союза.

    4. ЧТО БЫЛО НАПИСАНО В НОМЕРЕ ГАЗЕТЫ «ПРАВДА» ЗА 5-Е ИЮЛЯ 1944 Г. В СВЯЗИ С ОСВОБОЖДЕНИЕМ МИНСКА 

Вышедший 5 –го июля 1944 г. номер газеты «Правда» был в значительной степени посвящён теме освобождения Советской Белоруссии от гитлеровской оккупации, в том числе состоявшемуся 3 июля освобождению от врага столицы Советской Белоруссии ‒ города Минска.

Вверху первой страницы был размещён на белорусском языке текст, прославлявший родную Красную Армию, освободившую от немецко-фашистской неволи столицу Советской Белоруссии ‒ Минск. 

         Рис. 12. Верхняя часть 1-й страницы номера газеты «Правда» за 5 июля 1944г.

Ниже были расположены Приказы Верховного Главнокомандующего:

- Генералу армии Черняховскому и Маршалу Советского Союза Рокоссовскому в связи с освобождением Минска войсками 3-го Белорусского и 1-го Белорусского фронта;

- Генералу армии Баграмяну в связи с освобождением Полоцка.

Внизу левого столбца 1-й страницы была размещена редакционная статья под названием «Столица белорусского народа освобождена!». В ней, в частности было отмечено, что:

Освобождение Минска, знаменующее скорое освобождение всей Белоруссии, ‒ это большой, светлый праздник белорусского народа. На митингах в Гомеле и других городах выражены высокие чувства радости, счастья и благодарности Красной Армии, партии Ленина –Сталина, великому Сталину.

Освобождение Минска ‒ это радостный праздник для всех народов нашей страны. В Москве и в других городах выражены были на собраниях братские чувства, глубокие симпатии к белорусскому народу, испытавшему так много горя и лишений.

Освобождение Минска ‒ это праздничное событие для всех славянских народов. Немцы хотели отнять у белорусов их национальность, хотели лишить их своего языка, своей культуры. Победа Красной Армии возвращает семье славянских народов одного из наиболее даровитых её членов ‒ народ белорусский.

Освобождение Минска ‒ это радостное событие для всего передового человечества, потому что пали стены ещё одного бастиона, сооружённого немцами для защиты своей разбойничьей крепости».

В этой статье также были названы три славные даты в новейшей истории белорусского народа. Первая ‒ 1 января 1919 г.‒, когда на основе ленинско-сталинской национальной политики было образовано самостоятельное советское государство белорусского народа со столицей в Минске.

Вторая – 17 сентября 1939 года, когда «части белорусского народа, насильственно разорванные вражеской рукой, воссоединились под сенью Сталинской Конституции.

И «славной третьей датой входит в историю белорусского народа 3 июля 1944 г., когда освобождением Минска восстанавливается золотая пора развития Белоруссии, прерванная на время нападением гитлеровских разбойников».

Левая половина 2-й страницы занята сообщениями Совинформбюро  за 3-е и 4-е июля, в которых большая часть  касается боевых действий по освобождению Советской Белоруссии. Нижняя треть правой половины этой страницы содержит описание освобождения Полоцка.

Левая половина третьей страницы занята сообщениями корреспондентов «Правды» из только что освобождённого Минска. А правая ‒ статьёй Председателя Совета Народных Комиссаров БССР П. К. Пономаренко под названием «Освобождение Белоруссии». 

Текст четвёртой страницы содержит три вертикальные полосы. Левая на три четверти занята статьёй «Путь на Запад» (о боевых действиях по освобождению БССР). Центральная более, чем на две трети занята сообщениями зарубежной печати, содержавшими высокую оценку победоносного наступления Красной Армии по освобождению Советской Белоруссии.

5. СТАТЬЯ ИЗВЕСТНОГО СОВЕТСКОГО ПИСАТЕЛЯ ЛЕОНИДА ЛЕОНОВА «НЕМЦЫ В МОСКВЕ», ОПУБЛИКОВАННАЯ 19 ИЮЛЯ 1944 ГОДА В ГАЗЕТЕ «ПРАВДА».

                                      Леонид Леонов

НЕМЦЫ В МОСКВЕ

Прекрасна Москва даже в знойном июле, когда пьянят сердце приезжего хмельные ароматы лип и тишина её вечерних улиц, точно поезда в вечность проносятся мимо, и сама она лишь скромный полустанок по дороге к счастью… Незабываема она и теперь, в июле четвёртого года войны, старшая сестра фронта, забывшая боль и усталость, ‒ город внушительного и непоказного величия, у подножья которого прокатилось и потаяло столько завоевательных волн!

В особенности же хороша была Москва 17 июля 1944 года. На сей день Геббельс и его речистые канальи не прокричали на весь мир об этой знаменательной дате. В этот день прибыла сюда в несколько облегчённом виде ещё одна армия, отправленная Гитлером на завоевание Востока. Её громоздкий багаж остался позади, на полях сражений. По этой причине немцы более походили на «экскурсантов», нежели на покорителей вселенной, и, надо признаться, за восемьсот лет существования Москва ещё не видала такого наплыв «интуристов».

Представительные верховые «гиды» на отличных конях и с обнажёнными шашками сопровождали эту экскурсию. Пятьдесят семь тысяч мужчин, по двадцать штук в шеренге, проходили мимо нас около трёх часов, и жители Москвы вдоволь нагляделись, что за сброд Гитлер пытался посадить им на шею в качестве устроителей всеновейшего порядка. Отвратительная зелёная плесень хлынула с ипподрома на чистое, всегда такое праздничное Ленинградское шоссе, и было странно видеть, что у этой пёстрой двуногой рвани имеются спины, даже руки по бокам и другие второстепенные признаки человекоподобия.

 Оно текло долго по московским улицам. Отребье, которому маньяк внушил, что оно и есть лучшая часть человечества, и женщины Москвы присаживались где попало отдохнуть, устава скорее от отвращения, нежели от однообразия зрелища. Несостоявшиеся хозяева планеты, они плелись мимо нас,‒ долговязые и зобатые, с волосами, вздыбленными, как у чертей в летописных сказаниях, в кителях нараспашку, брюхом наружу, но пока ещё не на четвереньках, ‒ в трусиках и босиком, а иные в прочных, на медном гвозде, ботинках, которых до Индии хватило бы, если бы не Россия на пути. Шли с ночлежными рогожками под мышкой, имея на головах фуражки без дна или котелки с дырками, пробитыми для проветривания этой части тела, грязные даже изнутри, словно нарочно подбирал их Гитлер, чтобы ужаснуть мир этим стыдным исполним лицом нынешней Германии. Они шли очень разные, но было что-то общее в них, будто всех их отштамповала пьяная машина из какого-то протухлого животного утиля.

Эти живые механизмы с пружинками вместо душ не раз топали под музыку по столицам распластанной Европы. Старые облезлые вороны с генеральскими погонами принимали завоевательный парад на парижской Плас-Этуаль, и радио послушно разносило по всей планете эхо чугунной германской поступи. Эти же проходили по Москве уже не церемониальным маршем, и в растерянной улыбке у иных, ожидавших встретить разрушенную Геббельсом Москву или шаманов со стеариновой свечкой в зубах на улице Максима Горького, был приметен проблеск ещё неуверенной, неоформившейся мысли. Другие откровенно улыбались, не скрывая животную радость, что удалось во-время и невредимым вывернуться из-под берёзового креста: нет ничего глупее, как умереть летом 44-го года за обречённого барина Адольфа, защищающего ныне лишь свою шею от смолёной надёжной удавки.

Прищурясь и молча, глядела Москва на это наглядный пример бесконечного политического падения. Только из гнилой сукровицы первой мировой войны могла зародиться инфекция фашизма ‒ этого гнуснейшего из заболеваний человеческого общества. До какого же непотребства и скотства фашизм довёл тебя, Германия, которую мы знавали в её лучшие годы?

Шествие вурдалаков возглавляли генералы, хорошо побритые, числом около двадцати. Немецкие горе-стратеги шли с золотыми лаврами на выпушках воротников и высоких офицерских картузах, с вышитыми рогульками и опознавательными значками на груди и рукавах, чтобы никто не смешал степеней их превосходительного зверства: они были в больших и малых крестах за людоедство, юдоедство и прочее едство, с орденами Большого Каина или Ирода 1-й степени и с теми дубовыми листками, которые Гитлер раздаёт своим полководцам для прикрытия воинского срама.

У передних, кроме того, мы отчётливо разглядели большую чёрно-белую свастику, прикреплённую к кителю близ подвздошной области, ‒ признак принадлежности к уголовно-политической организации, провозгласившей тунеядство и паразитизм основной из их добродетелей. Даже не смирение волка, у которого перебит шейный позвонок, читалось в этих щеголеватых фигурах, ибо есть и у волка своя смертная гордая стать: тупое равнодушие прочла Москва во всём облике этих всемирных бесстыдников.

Народ мой и в запальчивости не переходит границ разума и не теряет сердца. В русской литературе не сыскать слова брани или скалозубства против вражеского воина, пленённого в бою. Мы знаем, что такое военнопленный. Мы не жжём пленных, не уродуем их. Мы не немцы! Ни заслуженного плевка, ни камня не полетело в сторону врагов, переправляемых с вокзала на вокзал, хотя вдовы, сироты и матери замученных ими стояли на тротуарах, во всю длину шествия. Но даже русское благородство не может уберечь от ядовитого слова презренья эту попавшуюся шпану: убивающий ребёнка лишается высокого звания солдата…Это они травили и стреляли наших маленьких десятками тысяч. Ещё не истлели детские тельца в киевских, харьковских и витебских ямах, ‒ маловерам Африки, Австралии и обеих Америк ещё не поздно вложить пальцы в эти одинаково незаживающие раны на теле России, Украины или Белоруссии.

Брезгливое молчание стояло на улицах Москвы, насыщенной шарканьем ста с лишком тысяч ног. Лишь изредка спокойные, ровные голоса. Раздумье вслух, доносилось до нас сзади:

 ‒ Ишь, кобели, что удумали: русских под себя подмять!

Но лишь одно, совсем тихое слово, сказанное на ухо кому-то позади, заставило меня обернуться:

 ‒ Запомни, Наточка…это те, которые тётю Полю вешали. Смотри на них!

Это произнесла совсем обыкновенная, небольшая женщина своей дочке, девочке лет пяти. Ещё трое ребят лесенкой стояли возле неё. Соседка пояснила мне, что отца их Гитлер убил в первый год войны, ‒ я пропустил их вперёд. Склонив голову, большими, не женскими руками придерживая крайних, двух худеньких девочек постарше, мать глядела на пёструю, текучую ленту пленных. Громадный битюг из немецких мясников. В резиновых сапогах и зелёной маскировочной вуальке поверх жёсткой, пропылённой гривы, переваливаясь. Поравнялся с нами и вдруг напоровшись глазами на эту женщину, отшатнулся, как от улики. Значит, была какая-то непонятная сила во взгляде этой труженицы и героини, заставившая содрогнуться даже такое животное.

‒ Поизносились немцы в России, ‒ сказал я ей лишь затем, чтобы она обернулась в мою сторону.

На меня глянули умные, чуть прищуренные и очень строгие глаза, много видевшие и ничему не удивляющиеся… а мне показалось, что я заглянул в самую душу столицы моей. Москвы. 

Рис.13. Марш немецких пленных по Москве. Проход колонны по улице Горького

Рис.14. Прохождение колонны пленных гитлеровцев по улицам Москвы

Литература:

1. «Вторая мировая война. Краткая история» (М., «Наука», 1985, стр. 380-384).

2. Долготович Б.Д. «Беларусь в годы Великой Отечественной войны». (Мн. Полымя, 1994 г.).

3. «Беларуская Савецкая Энцыклапедыя» (т. 2, стр. 216, 217, 220; т.4, стр. 526; т. 12, стр. 176-179).

4. Лемяшонак У.I. «Вызваленне без грыфа «Сакрэтна» (Мн. «Полымя, 1996 г).

5. Катастрофа немецкой группы армий «Центр» – электронный ресурс –http/ history sokolniki. com/rus/ History/Military Operations/10092.

6. Василевский А.М. «Дело всей жизни» (Мн. Беларусь, 1988г.).

6. НИЖЕ ПРИВОДЯТСЯ НЕКОТОРЫЕ ИЗ СТИХОТВОРЕНИЙ ИЗВЕСТНЫХ ПОЭТОВ СОВЕТСКОЙ РОССИИ И СОВЕТСКОЙ БЕЛОРУССИИ, ПОСВЯЩЁННЫХ ОСВОБОЖДЕНИЮ СОВЕТСКОЙ БЕЛОРУССИИ И ЕЁ СТОЛИЦЫ ‒ ГОРОДА МИНСКА ОТ ГИТЛЕРОВСКОЙ ОККУПАЦИИ И НАПИСАННЫХ ПО ГОРЯЧИМ СЛЕДАМ СОБЫТИЙ В 1944 ГОДУ

АЛЕКСАНДР ТВАРДОВСКИЙ

МИНСКОЕ ШОССЕ

Все, как тогда, в то лето злое:
И жесткий шорох пыльных трав,
И ветер, дышащий золою,
И грохот бомб у переправ,

И блеклый хворост маскировки,
И жаркий, жадный ход машин,
И пеший раненый на бровке, —
И он, наверно, не один…

И вздох орудий недалекий,
И гул шоссейного моста,
И тот же стон большой дороги,
И те же самые места:

Низины, дробные сосенки,
Где, отмечая срок войны,
Трехлетней давности воронки
Меж новых, нынешних, видны.

И жженой жести тот же запах,
И пепелищ угарный дым.
Но только — мы идём на запад.
Мы наступаем. Мы громим.

Мы бьем его, что день, то пуще,
Что час, то злей и веселей,
В хвосты колонн его бегущих
Врываясь вдруг броней своей.

Ему ни отдыху, ни сроку,
Беги, куда бежать — гляди:
На пятки жмем, всыпаем сбоку,
И — стой! — встречаем впереди.

Идёт, вершится суд суровый.
Священна месть, и казнь права.
И дважды, трижды в день громово
Войскам салюты шлёт Москва.

И отзвук славы заслуженной
Гудит на тыщи вёрст вокруг.
И только плачут наши жены
От счастья так же, как от мук.

И только будто зов несмелый
Таят печальные поля,
И только будто постарела,
Как в горе мать, сама земля,

И рост, и доброе цветенье
Всего, что водится на ней,
Как будто строже и смиренней
И сердцу русскому больней.

Вот дождик вкрадчиво прокрапал.
Как тонок грустный дух сенца!..

Войска идут вперёд на запад.
Вперёд на запад. До конца!..

1944


ВАСИЛИЙ ЛЕБЕДЕВ-КУМАЧ

ГЕРОЯМ МИНСКИМ

Минск, Минск освобожден!.. И расцветают лица,

И звезды радости взлетают над Москвой.

Родная Беларусь! С тобой твоя столица —

Вернулся вновь к тебе старинный город твой.

 

Страдалец и герой — он радуется с нами,

По минским улицам войска вперед идут,

И алым пламенем победно вьется знамя,

И воду Свислочи родные кони пьют.

 

Истерзанный и все ж непобежденный,

Он руки простирал к спасителям своим.

И вот он снова наш — навек освобожденный,

И слава Родины зарей встает над ним.

 

Минск, Минск освобожден! Героям минским слава!

Вперед, могучие бесстрашные орлы!

Пусть свой конец найдет немецкая орава,

Попав в советские смертельные «котлы».

 

За сорок перв