ВКПБ ВКПБ

31.01.2022, 14:55

Казалось бы, только что прошедший по телеканалу  Россия 1 сериал «Седьмая симфония» не внес в жизнь ничего нового, ведь все факты сыгранной в Ленинграде 9 августа 1942 года седьмой симфонии Дмитрия Шостаковича хорошо известны. Но фильм покоряет другим. «Седьмая  симфония»  на телеэкране элегантно трогает душу своей  будничностью происходившего в те дни в блокадном Ленинграде, когда на фоне всеобщей трагичности обрушившейся на город фашистской блокады, возле жалких остатков оркестра  Ленинградского Радиокомитета  раскручивается клубок противоречий в борьбе за внесение в жизнь блокадного города жизнеутверждающего музыкального произведения Шостаковича, ради чего основные герои сериала формируют лучший для того времени  большой симфонический оркестр, чтобы заявить блокадным жителям и всему миру, что Ленинград борется и живет полнокровной жизнью не ставшего на колени населения города. В то время, когда гитлеровцы надеялись, что в невыносимых условиях блокады ленинградцы потеряют человеческий облик и погибнут, в самое трудное время 1942 года жители блокадного города  в условиях сокрушающего нашествия смерти  нашли в себе силы ответить музыкой Седьмой симфонии в качестве  предвестника победы над фашизмом.  Этим телесериал покоряет.

Но в условиях доминирующего капиталистического  рынка телесериал постоянно прерывался  рекламой,  в которой  упитанные отпрыски либерального рынка торговыми лозунгами уверяли телезрителей  в необходимости приобретения их услуг и товаров.  Это сбивало с толку.  Но герои «Седьмой симфонии» возвращались и их жизнеутверждающий ритм поведения снова брал верх над убогими лозунгами рекламы. Напряженная внутренняя борьба двух главных героев сериала как двух противоположностей компенсировалась их активным единством действий под девизом: «Всё решают кадры».  Они и сами в своем кадровом назначении во всем соответствовали должностным обязанностям и подбирали кадры музыкантов, которым исторически музыкальная  судьба определила одну из ведущих ролей в мировом  исполнительском искусстве. В результате телесериал состоялся и  как гимн героической обороне Ленинграда. И с этим достижением хочется поздравить создателей телесериала.

Вместе с тем, если телесериал смог ответить на все поставленные вопросы своего времени, то для нашего времени он эти вопросы только поставил. Отличие современной обстановки состоит в том, что мировой империализм стремится загнать в блокадное кольцо всю Россию, а не отдельный её город. Для этого активизированы все средства экономических санкций, включая использование военизированных формирований бандеровцев на Украине и последователей «Ваффен СС» в Прибалтике. В качестве устрашающего фактора используются агентура исламских террористов, готовых за доллары готовы свернуть себе шею. Но буйную власовскую СС из либералов «пятой колонны» на территории России они пока создать не способны.

В блокадном Ленинграде дирижер К.И. Элиасберг может свободно пользоваться электроэнергией, потому что страна позаботилась о том, чтобы  по дну Ладожского озера был проложен высоковольтный кабель, соединивший город с единой энергосистемой СССР. А лейтенант НКВД Анатолий Серегин может ездить на мотоцикле  в отдаленные районы города, чтобы доставлять  с передовой в оркестр столь необходимых музыкантов, поскольку по дну Ладожского озера был проложен временный трубопровод для перекачки с Большой земли энергетического топлива, включая необходимый для мотоцикла бензин. Сегодня за энергетические трубопроводы и электроэнергию идет настоящая экономическая война по всем законам натиска империализма. Западные покровители владельцев российских энергоресурсов очень хотят, чтобы эти энергетические коммуникации принадлежали им, как и все  природные ресурсы России. В результате вся политика российских властей по защите своих экономических рубежей свелась только к оправданию своих действий, в которых они постоянно выполняют «взятые на себя обязательства» перед западными «партнерами». Ну и что же, ради этих оправданий  западные «партнеры» перестанут претендовать на энергетические богатства России?

Как бы не так. Российские оправдания только усиливают натиск Запада к российским средствам жизнеобеспечения, выстраивая со стороны «партнеров» всевозможные запреты, понижающие качество заключенных с Россией договоров.  Беда России в том, что страна не может ответить на это энергичным экономическим рывком в своем развитии, чем можно было бы доказать мировому сообществу   свою законную приверженность к мировому лидерству, поэтому приходится прикрываться уже много лет, сначала майскими указами президента и затем – современными национальными проектами, за которыми выступают всего лишь благие пожелания, рассчитанные на энтузиазм молодежи. В этом энтузиазме нет никаких родовых пятен тех великих свершений, позволивших России, а затем СССР, занять на мировой арене место великой державы. Ибо то, что мы имеем в настоящее время, позволяет «партнерам» с Запада отождествлять нас всего лишь с «мировой бензоколонкой», охраняемой ракетами со сверхзвуком.  Всякие попытки представить Россию для «партнеров» передовой страной в киберпространстве разбиваются об их пресыщенность этой темой у себя дома.

Зато, когда в международных диалогах российские властиловят своих западных «партнеров» на лжи, последние просто замолкают и ничего не говорят, как например, это часто имеет место по теме «минских договоренностей». Западные «партнеры» лишены права оправдываться в чем-то перед Россией, потому что в этом случае они сами со своей заработной пайкой попадут под санкции. Отсюда и «молчание ягнят».

В череде ловко расставленных экономических ловушек не только для России, но и для других стран, покоится более  чем четырехвековой опыт  закабаления развивающихся стран, начатый ещё с деятельности  англи́йской Ост-И́ндской компа́нии, преобразованной в  акционерное общество, созданное 31 декабря 1600 года указом Елизаветы I и получившее обширные привилегии для торговых операций в Индии. С помощью Ост-Индской компании была осуществлена британская колонизация Индии и ряда других стран Востока. Этот опыт ныне усиленно изучается англосаксами и трансформируется на наше время в современную экономическую действительность.  Основными орудиями воздействия на независимые экономики других стран остаются зарекомендовавшие себя МВФ и ФРС, которые способны в руках современных «паханов»  бизнеса осуществлять роль блокирующего средства  на шее чужих экономик. То есть, блокады как зарубежных экономик и транснациональных компаний в условиях наступившего системного кризиса капитализма становятся естественным средством взаимодействия  «экономических партнеров». Собственно, ведь в уголовной морали  удавка на шее конкурента выглядит вполне обыденно и позволяет сохранять партнерские отношения с родственниками жертвы. Что отчетливо показали на своем примере сыны «Крестного отца». Поэтому мы сегодня вполне привычно смотрим на действия современной российской либеральной «оппозиции», действующей за рамками уголовного кодекса.

Экономические авторитеты левого крыла российской оппозиции Сергей Глазьев и Михаил Хазин, хорошо знающие коридоры российской власти и движение в них финансовых потоков, единодушно утверждают, что сегодня в стране нет внутреннего источника кризиса, а есть внешнее воздействие сил,  заинтересованных в оформлении кризисных явлений  с целью создания экономики сырьевой зависимости. Ибо российская экономика не может стать самостоятельной, из-за чего лишается возможности  себя кредитовать. И эта импотенция в собственном кредитовании лишает Россию возможности  развиваться.  Что держится на естественном толстовстве российского чиновника: «если одни хорошие люди объединятся с  другими хорошими людьми»,   то  мы получим толстовскую  «бессмертную душу»  как таковую.

Но, увы, экономика не бывает нейтральной, она всегда выражает чьи-то интересы. Поэтому Центральный банк России действует как выделенный филиал МВФ с целью обеспечения свободного вывоза капитала, который мог бы быть использован в России на кредитование внутренней экономики.  Но поскольку за счет рубля  Россия со времен Е.Гайдара себя кредитовать не может,  а Минфин и Центробанк осуществляют политику доллара, согласно взятым на себя обязательствам  Гайдара. Соответственно все российские конгломераты, контролирующие российские природные богатства, зарегистрированы на западных биржах, в первую очередь в США, где их держат в рамках американской экономики, позволяя вывозить капитал  в свои банки, коим владельцы банков компенсируют  дыры в образовавшемся баснословном  государственном  долге США, вызванным  работой печатного станка.  А печатный станок  ФРС США, как известно, работает на «красивую жизнь» американцев и Запада в целом.

Говоря точнее, российская экономика находится в руках олигархов, которые своими капиталами поддерживают западные банки. И в этом смысле эти олигархи во всем напоминают поведение олигархов Украины, которые также на полном контроле Запада и ныне ждут любой революционной развязки  на «незалежной», чтобы под этот шумок  удрать к своим капиталам за кордон. Отчего нельзя не заметить того, как российские олигархи подыгрывают  либеральной оппозиции, которая лихо радеет за возрождение фашиствующей силы в виде дивизии  СС А.Власова,  чтобы потом, при достижении критической ситуации в России,  также быстро  сбежать  к «своим» долларам куда-нибудь в Майами.

Современный мировой кризис капитализма характеризуется раскачкой цен на электроэнергию и энергоресурсы. Наиболее четко эти кризисные явления проявляются в Англии, которая покинула хорошо сбалансированную систему экономического планирования Евросоюза и теперь пожинает плоды своего индивидуального безумия. В итоге английский капитал приравнял атомные электростанции к «зеленой» энергетике, безвредной для природы. И эти тенденции наблюдаются в большинстве стран Евросоюза. А чего стоит возня возле сложившейся политики  цен на газ в Евросоюзе. И там же западные СМИ уходят от анализа ситуации  с ценами, потому что за кулисами событий стоят «уважаемые люди» из США, к которым ещё полгода назад не прислушались европейские коллеги. Теперь американская рука не отказывает себе в удовольствии «поводить европейскими мордами по столу», показывая то, как важно в энергетических вопросах прислушиваться к указаниям дядюшки Сэма.

Ещё столетие назад во всем мире важность электрификации и её энергоресурсов звучала только в устах В.И.Ленина. И звучали выводы вождя очень поучительно, ставя эту тему в качестве мерила   экономической базы развития как России, так и любой другой страны.  Тогда было очень трудно что-то энергетическое  приобрести на Западе для Советской России даже на золото. Блокада России в мире была всеобщая. И тогда Ленин дал указание: «Использовать рознь капиталистов в вопросе торговли с ними». И это подействовало. То, что  избегали продавать компании США и Англии для Советской России, можно было купить и во враждебной к ним Германии. А когда торговля с германскими компаниями заходила далеко,  то американские и английские  компании тоже  стремились ухватить «свою» долю в торговле. Большевики смотрели на это как на рабочую обстановку в торговле с капиталистами,  хорошо понимая, что у каждого зверя свои инстинкты  и на эту природу империализма  надо смотреть спокойно.  В результате чего план ГОЭЛРО был выполнен. 

А когда энергетический потенциал для всей страны (ГОЭЛРО)  был создан, то оставалось правильно применять к нему энергетическое топливо, переводя режим индустриализации страны в единую стахановскую площадку, на которой экономия  энергетического топлива, т.е. «черного золота», приобрело значение отношения как к обычному золоту. На чем стала функционировать  и  банковская система СССР.  Для построения коммунизма оставалось только добиваться отмирания денежной системы  и перевести экономику страны на энергозатраты.

Что тут началось. Складывается впечатление,  что Никите Хрущеву Запад пообещал должность всеобщего Бога, если он торпедирует экономическую базу ленинской электрификации в СССР. В противном случае просто нельзя понять того, почему он с таким остервенением начал разрушать сталинскую индустриализацию, получив, в конечном счете, пинок под зад от своих выдвиженцев из ЦК КПСС.

Но свято место пусто не бывает.  Советский пример создания систем жизнеобеспечения на базе ленинской электрификации живет в перспективе развивающихся стран и за него как за соломинку берутся многие лидеры таких стран.  Лучше всего этот пример следует рассмотреть на примере Исламской революции в Иране, состоявшейся в 1979 году. Эта революция возникла на теме иранской нефти, которую ЦРУ США и разведка Англии  в проведенной военной  операции «Аякс» в 1953 года сместили  демократически избранного  премьера М.Мосаддыка, осуществлявшего политику национальных интересов,  и изменили назначение влияния иранской нефти в свою пользу. Исламская революция в Иране в 1979 году под руководством Аятоллы Хомейни изменила назначение иранской нефти снова в пользу собственного народа. Установление прочной исламской власти в богатом углеводородами Иране поставило под сомнение неформальное лидерство суннитской Саудовской Аравии в мусульманском мире.Стало очевидным в Иране то обстоятельство, что новое революционное правительство смело берет на вооружение опыт создания экономической базы на основе советского примера.  И этот пример Исламской революции заслуживает более пристального рассмотрения.

На девятый день Исламской революции  в аэропорту Мехрабад произошёл бой между «хомейнистами» и лояльными Бахтияру шахскими гвардейцами, начавшийся с мелкого спора. Бой перекинулся на весь город и приобрёл уличный характер. Сторонники Хомейни взяли под контроль полицейские участки, военные части и начали раздавать оружие населению. В этих условиях фактического начала гражданской войны Высший военный совет (Генштаб) по инициативе генерала Аббаса Карабаги 11 февраля объявил о своём нейтралитете; командующий шахской гвардией генерал Али Нешат заявил о «солидарности с революцией». Попытку вооружённого сопротивления предпринял генерал Бадреи, но она была подавлена, сам Бадреи убит. Когда смотришь на этапы Исламской революции невольно ловишь себя на мысли: как это всё знакомо по Гражданской войне в Советской России.

Этнические меньшинства сыграли особенно важную роль в Исламской революции в Иране по трём причинам. Во-первых, этнические меньшинства имели развитые сети связей между собой в разных местах по всему Ирану, что сделало их силой, которую было относительно легко мобилизовать для антирежимной деятельности в революции. Во-вторых, этнические меньшинства были недовольны режимом проамериканского  шаха Пехлеви, который подавлял их этническую культуру и предоставлял центру, где доминируют персы, преференции в экономической сфере. Наконец, у многих азербайджанских  и курдских семей были родственники, которые были убиты или сосланы режимом после падения провинциальных правительств в 1946 году.Азербайджанцы были одной из самых активных группировок, которые работали над свержением режима Пехлеви в Иране, а Тебриз был одним из центров революционной деятельности.

     Передача всех государственных дел Исламскому революционному совету, которому поручалась подготовка референдума по «исламской конституции», выборам президента и меджлиса, а также проведение в госаппарате «революционной, решительной чистки». Осуществление этих мероприятий и составило основное содержание революции, победа которой, по словам Хомейни, должна была облагодетельствовать «обитателей хижин, а не дворцов».

     Государственная, кооперативная и частная собственность — три сектора экономики новой республики. Вмешательство и влияние западных держав ликвидируются. Страна принципиально отвергает капитализм и коммунизм и противопоставляет им собственный, «исламский» путь развития.

      Но в условиях резко обострившегося противостояния Ирана в начале чуть ли не всему миру, затем в основном странам Запада (в первую очередь — США) говорить о продолжающемся развитии капиталистических связей приходится с осторожностью и оговорками. Если они и продолжали существовать и более или менее активно развиваться  так только в тех сферах, которые были жизненно необходимы для страны — в реализации иранской нефти и в закупках оружия, которое требовалось для военных  действий,  в условиях которых  революцию вгоняли в поражение западные покровители шаха Пехлеви.  В конце 1979 года исламские власти Ирана пошли на захват американского посольства в Тегеране.

     В ответ на захват в Иране американского посольства президент Картер заморозил иранские счета в американских банках, объявил об эмбарго на иранскую нефть (несмотря на энергетический кризис), объявил о разрыве дипломатических отношений с Ираном, введении полного экономического эмбарго против Ирана. Всем иранским дипломатам было предписано покинуть США в течение 24 часов. В итоге президент США Джимми Картер дал согласие на проведение силовой операции по освобождению заложников в Тегеране, названной — «Орлиный коготь».           

     Но при проведении «Орлиного когтя» произошла катастрофа в иранской пустыне. Один из вертолетов после заправки не рассчитал маневр и врезался в «Геркулес»-топливозаправщик. Раздался мощнейший взрыв, и обе машины превратились в факелы. Горело все топливо для операции. Рвались боеприпасы. Началась паника. Расположившейся невдалеке группе коммандос показалось, что это атака иранцев. Они открыли беспорядочный огонь. Вертолетчики, нарушив устав, побросали свои машины и побежали в безопасное место. В кабинах остались секретные карты, шифры, таблицы, новейшее оборудование, тысячи долларов и реалов. Полковники Бекквит и Кайл ничего не могли сделать. Оставалось только одно – быстрее убраться отсюда. Такой приказ последовал. Полковник Бекквит приказал бросить все, загрузиться на «Геркулесы» и ретироваться. Начальники тоже нарушили устав, не ликвидировав оставшиеся вертолеты. Позже эти «Си Стэллион» несколько лет прослужили в иранской армии.

Возможная бомбардировка Тегерана американской авианосной авиацией неизбежно привела бы к большим потерям среди мирного населения. Тем не менее, уйти бы не удалось ни десантникам, ни заложникам в американском посольстве, зато Тегерану пришлось бы пойти на союз с Москвой.

Госдепартаменту пришлось переходить с кнута на пряник — начались переговоры с иранскими властями. К концу января 1981 г. иранская делегация под руководством Бахзада Набави в Алжире достигла соглашения с США относительно освобождения 52 американских заложников. Вашингтон разморозил иранские активы на сумму 12 млрд. долларов. Огромная часть этих денег (4 млрд. долларов) пошла на выплаты по искам 330 американских компаний и частных лиц. Иран согласился на возвращение своих долгов различным иностранным банкам (3,7 млрд. долларов). Так что иранское правительство получило «чистыми» только 2,3 млрд. долларов. 52 американских заложника, пережив 444 дня плена, 20 января 1981 г. были освобождены и на «Боинге-727» вылетели из Мехабада на американскую военную базу в ФРГ Висбаден.

Ирано-иракская война 1980–1988 годов по своим масштабам, продолжительности и уровню потерь входит наряду с Корейской и Вьетнамской в тройку крупнейших локальных войн второй половины ХХ века. В России она остается практически неизвестной, хотя в ней есть немало интересного. Ирак выступил против Ирана в борьбе за нефть.

Например, интересно в ней то, что Ирак, возглавляемый Саддамом Хусейном, был агрессором. Точно так же, как и десятью годами позже во время оккупации Кувейта. Но если в 1990 году весь мир был против Саддама и поразил его «Бурей в пустыне», то в 80-е почти весь мир был почему-то за него (кажется, это называется двойным стандартом). Ирак получал оружие и из соцлагеря (больше всего — из СССР, но также из Югославии, Венгрии, ГДР, ЧССР), и от стран НАТО (больше всего — от Франции, но и США, Великобритания, ФРГ, Италия в стороне не остались), и от нейтралов (Швеция, Бразилия, ЮАР). А вот жертве агрессии (Ирану) помогали оружием лишь Китай, КНДР, Ливия и Сирия.

По-настоящему Багдад и Вашингтон «слились в экстазе» весной 1988 года. 17 апреля Ирак начал крупномасштабное наступление на юге. На следующий день ВМС США провели крупную операцию в восточной части Персидского залива. Они разрушили несколько иранских нефтяных платформ, потопили иранские фрегат и ракетный катер, повредили другой фрегат. При этом они безусловно отвлекли значительные иранские силы, способствуя успеху иракского наступления, которое закончилось полным триумфом. Иракцы вернули Фао и освободили почти всю территорию на юге страны. После этого война окончательно утратила смысл. Стороны понесли гигантские людские и материальные потери и были полностью истощены. 20 августа 1988 года война закончилась, ни Багдад, ни Тегеран не добились в ней абсолютно ничего. По сути, проиграли и те, и другие.

История Исламской революции в Иране интересна тем, что она   произошла на базе национальных интересов всего населения, а национальные интересы оказались завязаны на энергетические экономические системы выживания. Так же, как в России, где в начале ХХ века произошла Великая   Октябрьская социалистическая революция, которая сразу же во главу своей революции поставила широкие интересы всего населения страны, которые можно было обеспечить на экономической базе электрификации всей страны, то исламские аятоллы ничего не говорят об электрификации в Исламской революции, но усиленно развивают ныне атомную энергетику. Получается так, что исламское духовенство способно в целях спасения свих единоверцев трансформировать в массы идеи, аналогичные социализму, в то время как российские попы выступали на стороне контрреволюции, поддержанной всем Западом.

В Исламской революции Ирана больше всего поражает наличие основ «военного коммунизма» в распределительной системе страны, обеспечившей выживание как стране, так и революции. Эта система распределения возникла в первые годы Советской России, как выражение мобилизационной политики большевиков в экономике и продержалась почти до начала индустриализации в СССР. Её особенностью было то обстоятельство, что военный коммунизм брал за основу энергетический стержень экономики по примеру того, как это Ленин показал на примере формирования германской экономики возле АEG (Всеобщая энергетическая компания), которую он показал в своей работе «Империализм как высшая стадия капитализма». Тогда он и отметил экономический стержень этого конгломерата на базе электрификации, возле которой объединились около 200 дочерних компаний, что позволяло определить АEG как системообразующую структуру одного из звеньев мирового империализма.   Потом, когда в России шла Гражданская война, а Германия оказалась в условиях Веймарской республики, АEG позволила Германии не развалиться, показав Ленину свою живучесть. Этим германская экономика в условиях империализма доказала жизнеспособность своего стержня, завязанного на государственную электрификацию.

Конечно, исламские аятоллы не мыслили категориями Ленина и военного коммунизма.  Но в силу создавшегося экономического положения со стороны империалистических конгломератов США и Англии, исламские лидеры были вынуждены опереться в экономике на свою нефть и энергетику страны, что привело в распределении к стихийному военному коммунизму, маховик которого позволил сохранить «электрификацию всей  страны» под названием Иран. И эта созданная аятоллами экономическая база электрификации Ирана оказалась живучей по той причине, что исламское духовенство в своей работе несли идеи  такой экономики в массы. А если   идеи овладевают массами – они материализуются. Отсюда и успех Исламской революции

Тут невольно вспоминается «Зеркало русской революции», то бишь Лев Толстой с его «Воскресеньем» всматривавшийся в то, как люди затаптывают все на своем пути, но весной всё снова прорастает на тех же затоптанных накануне тропах. И он говорит: «Весна берет своё». В этом, пожалуй, и состоит смысл возникновения революции и изменения мира по «Зеркалу русской революции». Ибо как бы не затаптывали люди Великий Октябрь в России, он снова прорастает в Китае, во Вьетнаме, на Кубе, в КНДР, в Никарагуа, в Венесуэле и, наконец, в Иране.

Уже никто не вспоминает Палестинскую революцию, которая завязла в долларовой хватке Саудовской Аравии и сходит на нет. А саудовские террористы положили начало исламскому терроризму, уничтожив 11сентября 2001 два небоскреба ВТЦ   в Нью-Йорке, пытаясь сбить с толку Исламскую революцию в Иране. Но исламский терроризм терпит крах, а Исламская революция развивается. Опять же вспоминается противостояние Ленина и народников. Народники со своим террором сгинули, а дело Ленина живет и как весенняя трава прорастает там, где его совсем не ждали.

В конечном счете, можно сказать – прорастает экономическая база ленинской электрификации естественно, без которой человек, не защищенный долларами, жить не может. Потому, что ленинская электрификация – это система жизнеобеспечения, позволяющая выживать человечеству. Поэтому слух советского человека с вдохновением воспринимает музыку Седьмой симфонии Шостаковича, пронизанную жизнеутверждающими ритмами для человека, верящего в победу сил, борющихся в условиях, аналогичных   блокадному  Ленинграду.

Владимир Рябов