ВКПБ ВКПБ

17.06.2022, 10:08

18 ИЮНЯ ИСПОЛНЯЕТСЯ 140 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ВЕЛИКОГО ДЕЯТЕЛЯ БОЛГАРСКОГО И МЕЖДУНАРОДНОГО КОММУНИСТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ, ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТА, СТОЙКОГО КОММУНИСТА И АНТИФАШИСТА ГЕОРГИЯ ДИМИТРОВА.

ГЕОРГИЙ ДИМИТРОВ родился в маленьком селе Ковачевцы Радомирской области в Болгарии, в семье бежавших из Османской Македонии крестьян, в которой был первым сыном. Тяжкой была судьба таких семей в годы, когда Балканы перекраивались народившейся к тому времени буржуазией, и этот процесс сопровождался постоянными войнами. Маленький Георгий, едва закончив 4 класса начальной школы, вынужден был начать работать. Ему повезло – он попал на работу в типографию Американского колледжа, где прошел все стадии обучения профессии типографского рабочего, а главное, стал очень грамотным и начитанным. Несмотря на молодость, он быстро приобрел авторитет в профсоюзном движении печатников, а в 1913 году стал самым молодым депутатом в парламенте (31 год) и первым рабочим депутатом.  В 1902 году он вступил в Болгарскую рабочую социал-демократическую партию, во главе которой тогда был Димитр Благоев. Он стал участником борьбы «тесняков» (тесных социалистов) с так называемыми «широкими» – оппортунистами меньшевистского толка.  После конгресса в Русе 6 июля 1903 года произошел раскол, и Болгарская рабочая социал-демократическая партия (т.с.) тесных социалистов   начала процесс большевизации. Георгий Димитров принимает активное участие в создании Общего рабочего синдикального союза — ОРСС и в 1906 году руководит первой стачкой горняков в Пернике. С 1909 года он становится во главе ОРСС и членом ЦК БРСДП (т.с.). К 1912 году ОРСС уже объединяет 13 рабочих синдикатов с 235 организациями. Георгий Димитров ездит по стране, агитирует, налаживает связи, в том числе и с профсоюзами Сербии, Румынии, Венгрии.

В 1913 году тесняки вместе с русскими большевиками ведут агитацию против империалистической войны. За антивоенную листовку 11 депутатов-социалистов были арестованы, Димитров осужден на три года тюрьмы, т.к. заступился за раненого солдата, которого выгнали из купе первого класса в поезде, что означало – «подбивал солдата на неподчинение, протест...»

Димитрова лишили депутатского иммунитета, посадили в Центральную софийскую тюрьму, где он познакомился с другими борцами против режима – Александром Стамболийским (будущим председателем Совета министров Болгарии, зверски убитым фашистами во время Сентябрьского восстания), Райко Даскаловым (земледельческим активистом) и другими.

Амнистия их освободила. И работа началась заново – Димитров выступает с речами в поддержку Октябрьской социалистической революции в России. В августе 1919 года он вновь избран депутатом, тесные социалисты становятся второй политической силой в Софийском городском совете. Димитров руководит стачкой транспортных рабочих, пишет статью против приема в Болгарии белогвардейцев, бегущих из Советской России. 28 июня 1920 года он и Васил Коларов предпринимают попытку морем добраться до России для участия во Втором конгрессе Коминтерна, но румынские власти успевают их арестовать и целый месяц держат в тюрьме, а затем возвращают в Болгарию. В ноябре следует обвинение в подстрекательстве  к бунту и убийству государственного служащего – из-за речи об Октябрьской революции в России. 

Так Георгий Димитров стал на путь профессионального революционера. А в Болгарии, пережившей опустошительные Балканские войны и Первую мировую войну, приближался период фашистской диктатуры нажившегося на войнах крупного капитала. Решающую роль в хозяйственной жизни страны играют Болгарский генеральный банк, Балканский банк, Кредитный Болгарский торговый банк, а также акционерные банки с иностранным капиталом – Итало-болгарский торговый банк, Франко-бельгийский банк, Пражский кредитный банк и др. Они превращаются в центры финансового капитала, возникшего в результате сращивания банковского капитала с индустриальным. Так образовались 7 крупных финансовых групп. Именно эти капиталисты финансово поддерживают фашистскую пропаганду в стране, националистические фашистские организации, с помощью дарений, рекламы продвигают их представителей во власть. Такова социальная база фашизма в Болгарии.

Эта ситуация привела к тому, что возникла возможность появления болгарской монархо-фашистской диктатуры, которая была установлена 9 июня 1923 года, в этот день в Болгарии произошел фашистский военный переворот. Это факт, который всегда скрывается буржуазными деятелями и политиками, и они стараются переключить внимание общественности на отдельных фюреров, скрывают связь монополистического капитала с явлением фашизма. Любые поползновения на перемену политического строя, высказанное недовольство, призыв к сопротивлению подавляются с введением в стране ЗЗД (Закон о защите государства).  Болгария погрузилась во мрак насилия, штрафов, убийств без суда и следствия, всевозможных расправ и злодеяний... За считаные дни были арестованы свыше 2000 коммунистов, убиты депутаты парламента, журналисты, учителя, рабочие... В приказе министра войны генерала Ивана Вылкова говорилось: «Надо уничтожать интеллигенцию в первую очередь, потому что она – носитель социалистических идей...»... И уничтожали... даже детей...

С 12 сентября 1923 года в стране было введено военное положение. Георгий Димитров и Васил Коларов успели выехать в Вену, где тогда находился Координационный центр Коминтерна.  После организованного провокаторами террористического нападения в одной из церквей Софии коммунистов обвинили в создании преступной организации, и Георгий Димитров был заочно осужден на смерть. Поэтому ему пришлось эмигрировать и 3 года работать в Москве, где в декабре 1926 года он впервые встретился с И.В. Сталиным. В 1928 году как член Исполкома ИККИ он был послан в Берлин, куда переместился Заграничный центр ИККИ. В Европе шла бурная борьба. Еще в 1921 году в одной из статей Георгий Димитров упомянул о необходимости Единого фронта. Первое в мире Антифашистское восстание 1923 года в Болгарии заставило вновь вернуться к этой теме. Коммунисты в Болгарии не сразу откликнулись на призыв восставших крестьян, но жизнь заставила их сражаться плечом к плечу... Так Георгий Димитров начал делать выводы из реальной действительности, понимая природу фашизма, который не считается ни с чем и становился силой вседозволенности. Особенно опасен он в момент, когда возникает государственно-фашистский синдикат... Сегодня мы это наблюдаем на Украине, но, к сожалению, многие из нас забыли уроки истории.

Георгий Димитров посещает разные страны Европы и проводит агитацию за Единый фронт, возникают Народный Фронт во Франции, в Испании, в Германии – РОТ ФРОНТ...

К тому времени фашисты оказываются во власти в Германии, арестованы тысячи коммунистов, среди них и Эрнст Тельман, арестованы и тысячи социал-демократов, которые упорно боролись против коммунистов... Терпят поражение шютцбундовцы в Австрии... И чтобы справиться с нарастающим революционным движением, германские фашисты прибегают к провокации  –  это их излюбленное оружие... Поджог Рейхстага – отличный повод разделаться с коммунистами... Инсценируя суд над «поджигателями», фашистские главари рассчитывали, что с помощью формально объективного судебного разбирательства  им удастся обмануть мировую общественность. Этим они собирались оправдать кровавый террор против организованного рабочего движения и КПГ, против всех антифашистов, всех инакомыслящих... Прикрытием им служил Имперский суд – высший орган германской классовой юстиции.

21 сентября 1933 года открылось судебное разбирательство против каменщика Маринуса Ван дер Любе из Нидерландов, торгового служащего Эрнста Торглера, председателя фракции КПГ в рейхстаге, а также болгарских политических эмигрантов – видного деятеля Коммунистического Интернационала и БКП публициста Георгия Димитрова и членов ЦК БКП студента Благоя Попова и сапожника Васила Танева. Они обвинялись в поджоге Рейхстага и в преступлении против государства. По принятым гитлеровским режимом законам им грозила смертная казнь.

Фашистское правительство было так уверено в результате процесса, что вело его в открытую, пригласив 82 корреспондентов иностранных газет и 43 – немецко-фашистских. Они надеялись «серьезно и основательно», а главное, «объективно» осведомить читателей о процессе.  Но... выступления Георгия Димитрова заставили их значительно сократить прямые передачи из зала суда... Он вообще их шокировал... Димитров избрал 5-6 защитников, но после того как трое из них были арестованы в первый же день, он объявил, что будет защищать себя сам...   Вообразите – в чужой стране, на чужом языке. В крайне чуждом, даже опасном окружении – САМ... В это время болгарское правительство лишило Димитрова гражданства...

Процесс состоял из 57 заседаний, длился до 23 декабря, все это время Димитров был в наручниках. Всего было опрошено 254 свидетеля и 7 экспертов. Стенографический протокол составил 7363 страницы...   

Суд постоянно ограничивал выступления Димитрова, вмешивался в постановку им острых политических вопросов, отклонял его высказывания, заявления и ходатайства о предоставлении доказательств – отклонены были 23 из внесенных 27. 13 раз ему грозили удалением с судебных заседаний, 5 раз он был удален общим сроком на 5 дней. Но, несмотря на все это, Георгию Димитрову удавалось нанести удары не только по обвинительному заключению, но и по всему фашизму в целом, превращая тем самым процесс в арену крупного политического сражения с гитлеровцами. «Защищая себя, я защищаю свою честь коммуниста...», – так бесстрашный пролетарский борец говорил о том, что он защищает идею, политику коммунистов, подчиненную идее служения трудящимся. Он доказал, что террор не присущ, а чужд коммунистам, его методы противоречат решениям, программе и дисциплине коммунистического движения...

Кульминационным моментом явилось появление в суде Г. Геринга, который похоронил расчеты гитлеровцев на большие политические выгоды. В беспримерном поединке Димитров разбил своего противника, показав, как мораль, политика, мировоззрение коммунизма превосходит враждебную пролетариату силу фашизма. Выдержка и спокойствие Димитрова выводили Геринга из себя. А Димитров невозмутимо доказывал, что вся провокация затеяна по поручению фашистов, Геринга... Антифашисты всего мира рукоплескали Димитрову. Тысячи приветствий, обращений, телеграмм шли в адрес Лейпцига. И продолжая свой успех, Димитров заставил Геринга признать, что целью фашистов было уничтожить и социал-демократию, и любую другую оппозиционную силу... Многие коммунисты и социал-демократы в качестве свидетелей были доставлены на процесс из концлагерей и тюрем... И они бесстрашно помогали Димитрову. Держались стойко...

Особенно ярко Г. Димитров разоблачил фашизм в своем заключительном слове. Он смело разоблачил классовую роль фашизма, его связь с крупным террористическим капиталом и напомнил о важности Единого фронта.  Эта речь подводила итог его политической борьбы и давала перспективу на будущее: «Колесо истории вертится, движется вперед, в сторону советской Европы, в сторону всемирного союза советских республик.

И это колесо, подстегиваемое пролетариатом под руководством Коммунистического Интернационала, не удастся остановить ни истребительными мероприятиями, ни каторжными приговорами, ни смертными казнями. Оно вертится и будет вертеться до окончательной победы коммунизма».

Титаническое напряжение этих страшных дней невозможно представить. Ситуация ухудшалась тем, что трое болгарских коммунистов были лишены гражданства, и судьба их могла оказаться в серьезной опасности. Гитлеровцы не отказывались от намерений их уничтожения.  Но это им не удалось, и 27 февраля 1934 года победители Лейпцигского процесса вылетели в Москву – СССР принял их в свое гражданство... С триумфом они были приняты в советской столице.

После лечения и отдыха на курорте предстояла большая работа. В 1935 году Георгий Димитров стал Генеральным секретарем ИККИ. На 7-м конгрессе Коминтерна он выступил с докладом «Наступление фашизма и задачи Коммунистического Интернационала в борьбе за единство рабочего класса, против фашизма». Как актуально сегодня звучат эти слова: «Империалистические круги пытаются переложить всю тяжесть кризиса на плечи трудящихся. Для этого им нужен фашизм.

Они стараются разрешить проблему рынков за счет порабощения слабых народов, увеличения колониального гнета и нового передела мира путем войны. Для этого им нужен фашизм.

Они стремятся опередить нарастание сил революции путем разгрома революционного движения рабочих и крестьян и военного нападения на Советский Союз – оплот мирового пролетариата. Для этого им нужен фашизм.

В ряде стран, в частности в Германии, этим империалистическим кругам удалось до решающего поворота масс к революции нанести поражение пролетариату и установить фашистскую диктатуру.

Но для победы фашизма характерно именно то обстоятельство, что эта победа, с одной стороны, свидетельствует о слабости пролетариата, дезорганизованного и парализованного раскольнической социал-демократической политикой классового сотрудничества с буржуазией, а с другой стороны, выражает слабость самой буржуазии, которая испытывает страх перед осуществлением единства борьбы рабочего класса, страх перед революцией и уже не в состоянии удержать свою диктатуру над массами старыми методами буржуазной демократии и парламентаризма.

«Победу фашизма в Германии, – говорил товарищ Сталин на XVII съезде Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков), – нужно рассматривать не только как признак слабости рабочего класса и результат измен социал-демократии рабочему классу, расчистившей дорогу фашизму. Её надо рассматривать также, как признак слабости буржуазии, как признак того, что буржуазия уже не в силах властвовать старыми методами парламентаризма и буржуазной демократии, ввиду чего она вынуждена прибегнуть во внутренней политике к террористическим методам управления, – как признак того, что она не в силах больше найти выход из нынешнего положения на базе мирной внешней политики, ввиду чего она вынуждена прибегнуть к политике войны». 

Георгий Димитров в преддверии приближающейся войны обосновал необходимость Единого Фронта против фашистской опасности, фронта, в котором было место всем – молодежи, женщинам, религиозным деятелям, спортсменам, и прежде всего – коммунистам, которые должны быть во главе фронта... ЭТО НАДО УСВОИТЬ СЕГОДНЯ. Сегодня фашизм становится глобальным явлением. Наше оружие – это наши знания и опыт, приобретенный тяжким революционным трудом наших предшественников. Этого нельзя забывать, эту мудрость надо помнить, учиться, укреплять оборону трудящихся... Единым Фронтом.

Георгий Димитров на VII Конгрессе Коминтерна дал определение фашизма с марксистко-ленинских позиций, которое стало классическим для всего мирового коммунистического движения, оно и сегодня является путеводным ориентиром для тех, кто ведет борьбу против этой человеконенавистнической идеологии. Итак, по Димитрову: «Фашизм – это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала. Фашизм – это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм – это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике – это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов».

Нам, современным антифашистам, проводя пропагандистскую работу в массах, следует разъяснять им главное: ФАШИЗМ – ЭТО ПОРОЖДЕНИЕ ИМПЕРИАЛИЗМА. Так нас учил Георгий Димитров.

          А.Э. Гигова, Председатель Исполкома Единого международного антиимпериалистического антифашистского фронта (Болгария)